Колесо времени №1 (56-57) 2009

  

2009 – Международный год астрономии

Каринэ Диланян

 

 

 

                                           Великие астрономы  – астрологи: Галилео Галилей

 

Галилео Галилей - астролог

Галилео Галилей,

 портрет Доменико Робусти

 (1605-1607 гг.)

2009 год был объявлен Международным астрономическим союзом Международным годом астрономии.

Решение было поддержано ЮНЕСКО и одобрено Генеральной Ассамблеей ООН.

     15 января 2009 года в Париже, в штаб-квартире ЮНЕСКО прошла торжественная церемония открытия Международного года астрономии.

     2009 год был выбран в связи с 400-летним юбилеем практического использования телескопа. В 1609 году английский ученый Томас Хэрриот, а несколько позже и Галилей, впервые посмотрели на небо в телескоп.

     Одновременно напомним, что в 1663 году Галилео Галилей был осужден инквизицией как еретик. Астроном был вынужден отказаться от своих утверждений об устройстве солнечной системы, где Солнце, а не Земля находится в центре системы, а также от утверждения, что Земля вращается еще и вокруг своей оси. Легендарное высказывание Галилея, который, встав с колен перед судом инквизиции,  провозгласил: «И все-таки она вертится», относится именно к теории вращения Земли. Девять лет, до самой своей смерти, Галилей находился под домашним арестом…

      В 1992 году специальная комиссия, созданная Папой Иоанном Павлом II признала суд над Галилеем «трагической ошибкой».

     На 2009 год – Международный год астрономии – Ватикан запланировал ряд мероприятий, связанных с прославлением имени Галилео Галилея.

  

      

 

Международный астрономический союз,[1] который выступил с инициативой объявления 2009 года – годом астрономии, среди своих задач ставит и такую:

  

Цели

 

      Создание современного образа науки и ученых, для укрепления связи между научным образованием и научной карьерой, и для стимулирования долговременного вовлечения студентов в науку и технологии, для признания важности образования в течение всей жизни.

 

 

Способы достижения

      

Популярные выступления ученых всех возрастов, полов,   рас.
 Показ  портретов - на телевидении, в сети, в блогах, биографиях - ученых, которые порывают с  традиционным  представлением об ученых «в лабораторных халатах», демонстрируя восторг научного открытия, международный аспект научного сотрудничества и изображая социальные стороны жизни ученых
[2].

 

 

      Мы начинаем публикацию серии статей, связанных с историей науки, в частности, с освещением проблемы занятий астрологией великими учеными прошлого.

    Думаем, что эти публикации будут способствовать и реализации целей, которые провозглашает Международный астрономический союз, в деле изображения социальных сторон жизни и создания более объемных портретов ученых.

     Как показывает практика, современные историки науки зачастую замалчивают астрологическую работу великих ученых, создавших науку Нового времени, либо представляют ее в искаженном виде. Серия наших статей, которая будет посвящена великим астрономам-астрологам, вызвана к жизни еще и постоянными нападками со стороны ученых, рисующих портреты астрономов, оказавших влияние на создание науки Нового времени в том свете, который устраивает их, но, однако, не согласуется с реальными фактами их биографий.

 

     Ниже мы приводим фрагмент статьи Владимира Сурдина, направленной на развенчание астрологии, в той части, которая связана с биографиями Кеплера и Галилея:

 

 

Владимир Сурдин

 

Почему астрология — лженаука?

 

« …Нередко указывают, что даже Кеплер и Галилей отчасти были астрологами (см., например, [3]). Что касается Иоганна Кеплера (1571–1630), то нет сомнений, что он составлял гороскопы для влиятельных лиц. Однако нужно учесть обстоятельства его жизни и то, как он сам оценивал свою деятельность: «Конечно, эта астрология глупая дочка; но, боже мой, куда бы делась её мать, высокомудрая астрономия, если бы у неё не было глупенькой дочки. Свет ведь ещё гораздо глупее и так глуп, что для пользы своей старой разумной матери глупая дочь должна болтать и лгать. И жалование математиков так ничтожно, что мать, наверное бы голодала, если бы дочь ничего не зарабатывала“ [6].

     Зарабатывая свой скудный хлеб, как астролог, Кеплер иногда довольно презрительно отзывался об этом ремесле: „Астрология есть такая вещь, на которую не стоит тратить времени, но люди в своём невежестве думают, что ею должен заниматься математик». Ярмарочное звездочтение было ему не по душе. «Астрологи, — писал Кеплер, — изобрели разделение на 12 домов для того, чтобы различно отвечать на те вопросы, ответа на которые ищет человек. Но я считаю такой образ действия невозможным, суеверным, пророческим и началом арабской магии, потому что таким образом на каждый вопрос, какой только приходит человеку в голову, получается утвердительный или отрицательный ответ»!. И всё же в своём поиске мировой гармонии и движущих сил природы Кеплер считал неверным отказ от наблюдений и сопоставлений, накопленных древней наукой. В одном из своих сочинений он предостерегал исследователей, «чтобы они при легкомысленном отбрасывании звездословного суеверия не выплеснули вместе с водой из ванны ребёнка».

     Нужно заметить, у Кеплера были причины так говорить, ведь в борьбе с астрологией случались и перегибы. Так, Галилео Галилей (1564–1642) не принимал гипотезу Кеплера о влиянии Луны на морские приливы и отливы; не последнюю роль при этом играло его отрицательное отношение к астрологии, которой занимался Кеплер. (Сам Галилей для заработка организовал мастерскую по изготовлению телескопов). Можно только сожалеть, что неглубокое знакомство с историей науки позволяет ряду авторов относить Галилея к астрологам. 

     При всём уважении к научному авторитету друг друга и взаимной симпатии, видных из их переписки, Галилей и Кеплер имели полярно противоположное миросозерцание: рациональный ум Галилея не принимал мистических построений Кеплера. Глубокий знаток той эпохи, профессор Н.И. Идельсон пишет, что «для Галилея не существует астрология, столь понятная Кеплеру» [7]. В Диалогах о двух системах мира», излагая устами Сальвиати свою теорию приливов, Галилей говорит: «Среди всех людей, рассуждавших об этом замечательном явлении, больше всех других удивляюсь я Кеплеру; будучи человеком свободного и острого ума и владея теорией движений, приписываемых Земле, он стал потом уделять внимание и соглашаться с мнением о „влиянии“ Луны на воду, о скрытых качествах и тому подобных детских выдумках».

     Сам Галилей развивал иную, «чисто механическую» теорию приливов, основанную на сложении суточного и годичного движений Земли, якобы вызывающих периодические ускорения и замедления воды на её поверхности. По мнению Галилея, они-то и служат причиной основного, полусуточного прилива, максимумы которого наступают через каждые 12 часов. «Признать, что тут действуют Луна и Солнце и что они вызывают подобные явления, всё это совершенно претит моему рассудку» [7, с. 133], — с таким негодованием он отметал всякую возможность космического влияния на Землю („выплеснув“ при этом „с водой ребёнка“).

     В одном письме от 21.05.1611 Галилей тонко иронизирует над астрологами, рассуждая, например, о том, «влияли» или нет на жизнь землян те спутники Юпитера, о самом существовании которых никто не знал, пока Галилей их не открыл. В общем, как мы видим, хотя замечания Галилея о небесных «влияниях» не всегда оказывают честь его научной проницательности (как в случае с приливами), но зато уж совершенно однозначно указывают на его полное неприятие астрологии. (курсив мой, К.Д.) Галилей объявил войну средневековым доктринам; он не мог допустить в основание своих знаний ничего таинственного. Так рождалась современная наука.

     Но астрология ещё сохраняла свою популярность среди интеллектуалов и простой публики вплоть до конца XVII века, то есть до начала эпохи Просвещения. На этот счёт есть статистика — количество астрологических сочинений, опубликованных в разные века: XV век — 51 сочинение, XVI век — 306, XVII век — 399, XVIII век — 108 и XIX век (до 1880 года) — 47 сочинений [8]. Как видим, бурное развитие науки в XVII-XVIII веках вытеснило астрологию из области интересов просвещённой публики. Но в XX веке, в эпоху всеобщей грамотности, когда читать умеют все, а критически мыслить — по-прежнему немногие, астрологическая литература вновь стала востребованной. Любопытно, сможет ли кто-нибудь подсчитать количество астрологических сочинений, изданных в ХХ веке?

 

Ссылки

 

1. Cводный каталог периодических изданий в фондах централизованных библиотечных систем ЗАО г. Москвы. Адрес в Интернете: http://library.ru/catalog/zao.
2. Ляликов Д.Н. Оккультизм // БСЭ, изд. 3-е, 1974.

3. De Robertis M.M., Delaney P.A. // Mercury, 1994, № 5, p. 23.

4. Ван-дер-Варден Б. Пробуждающаяся наука. Рождение астрономии. — М.: Наука, 1991. — С. 188.

5. Кизеветтер К. История астрологии // Изида, 1915, № 8–10.
6. Мейер М.В. Мироздание. — СПб, 1902. — С. 9.

7. Идельсон Н.И. Галилей в истории астрономии // В сб. Галилео Галилей. Под ред. акад. А. М. Деборина. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1943.

8. Астрология // Энциклопедический словарь. Изд. Брокгауз Ф. А. и Ефрон И. А. — СПб, 1890.

9. Владимирский Б.М., Темурьянц Н.А. Влияние солнечной активности на биосферу-ноосферу. — М.: Изд-во МНЭПУ, 2000. 

10. Сурдин В.Г. Приливные явления во Вселенной. — М.: Знание, 1986.
11. Величко Ф.К. Астрология конца ХХ века // Астрология: за и против. — М.: Знание, 1990.

12. Lieber A. The lunar effect: biological tides and human emotions. — Anchor Press, 1978.

13. Антонов В., Ахмедов А. Гадание или предвидение // Наука и религия, 1981, № 7.

14. Чижевский А.Л. Земное эхо солнечных бурь. — М.: Наука, 1973.
15. Сурдин В.Г. Глупая дочь мудрой астрономии // Вестник АН СССР, 1990, № 11.

16. Владимирский Б.М. Мысли об иррациональном и рациональном в современной культуре, или Что делать астрофизикам с астрологией // Вселенная и мы, № 4, в печати.

17. Gauquelin M. Dreams and illusions of astrology. — Prometheus Books, 1979». 

 

Статья опубликована в журнале «Наука и жизнь», №11, 2000 г., а также в  журнале «Скепсис» в 2005 году:  http://scepsis.ru/library/id_418.html

 

Фрагмент статьи, касающийся Галилея, вошел почти без изменений в книгу В. Сурдина «Астрология и наука», серия «Наука сегодня», изд. Век 2, Фрязино, 2007.

 

Краткая справка об авторе статьи:

Владимир Георгиевич Сурдин – астроном, кандидат физ.-мат. наук, доцент, старший научный сотрудник Государственного астрономического института им. П.К. Штернберга.

Ответственный секретарь бюллетеня «В защиту науки» издаваемого Комиссией по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при РАН.

 

 

Астрологическая работа Галилео Галилея

 

В

 статье Владимира Сурдина: «Почему астрология — лженаука?» (Сурдин, 2000, стр. 79-83), опубликованной в журнале «Наука и жизнь» № 11 за 2000 год, критически рассматриваются различные аспекты существования астрологии на протяжении веков. В частности, он делает попытку рассмотреть занятия астрологией ученых-астрономов прошлого: Иоганна Кеплера и Галилео Галилея. Предметом исследования данной статьи станут тезисы, высказанные В. Сурдиным, касающиеся неприятия автором возможности  астрологических работ Галилея, а также интерпретация В. Сурдиным отношения Галилея  к астрологии.

     Владимир Сурдин утверждает, что «можно только сожалеть, что неглубокое знакомство с историей науки позволяет ряду авторов относить Галилея к астрологам». Также Сурдин указывает, что Кеплер был вынужден зарабатывать на жизнь составлением гороскопов, Галилей же, в отличие от Кеплера «для заработка организовал мастерскую по изготовлению телескопов». Сурдин, противопоставляя рациональный ум Галилея мистическим умонастроениям Кеплера, пишет: «При всём уважении к научному авторитету друг друга и взаимной симпатии, видных из их переписки, Галилей и Кеплер имели полярно противоположное миросозерцание: рациональный ум Галилея не принимал мистических построений Кеплера. Глубокий знаток той эпохи, профессор Н.И. Идельсон пишет, что «для Галилея не существует астрология, столь понятная Кеплеру».

     Мы также проанализируем источники, которые были использованы В. Сурдиным для написания статьи «Почему астрология – лженаука» в той части, которая относится к предмету данного исследования, а также предложим некоторые методические рекомендации историкам науки, проводящим исследования в области истории астрологии.

 

Был ли Галилей астрологом?

 

В

 1589 году Галилео Галилей (15 февраля 15648 января 1642) занимал пост профессора математики в университете города Пиза, а через три года перешел в Падуанский университет, на такую же должность. Историк науки Ноэль Свердлов (Swerdlow, 2004, стр. 135)   пишет: «В те дни быть mathematicus означало быть причастным тому, что является для нас сильно отличающимся от астрономии – [а именно] астрологии и математике. Университет Падуи имел особенно сильную традицию «медицинской астрологии», которую изучали будущие врачи, для того, чтобы уметь составлять гороскоп на время начала болезни, дабы судить о ее результате. Существует одно или два письма от Галилео, где  он пишет, что большинство его студентов были медиками. Так же, он должен был составлять  карты рождения каждому из своих студентов в Падуе».

Университет в Падуе – второй старейший университет Европы, после Болонского университета. Николас Коллерстром пишет о Падуанском университете (Kollerstrom, 2003, стр. 9): «никому не удастся найти какое-либо письменное упоминание о должности математика, единственно, кроме очерка Фаваро[3]. Это пренебрежение можно отнести на тот счет, что центральную роль там играла в течение столетий астрология».

      Историк науки Томас Кун (1922-1996)  пишет в своей книге «Революция Коперника» (Kuhn, 1957, стр. 93-94):

 

Астрология была неразрывно связана с астрономией в течение 1800 лет; вместе они составляли единое профессиональное поле… те, кто достигал известности в одной отрасли,  обычно были известны также и в другой... Европейские астрономы, такие как  Браге и Кеплер... получали материальную и интеллектуальную поддержку потому, что считалось, что они делали наилучшие гороскопы.

     В течение большей части периода, которому посвящена эта книга, астрология имела огромное влияние на умы наиболее образованных и культурных людей Европы... В позднем  Средневековье и Ренессансе, астрология была руководителем королей и их подданных, и неслучайно в это время геоцентрическая астрономия  переживала наиболее быстрое развитие... астрология стала особо важным двигателем астрономического воображения. (Курсив мой, К.Д.)

 

     Астрологические штудии Галилея, впервые в истории Нового времени, были обнародованы итальянским математиком Антонио Фаваро (1847–1922). Фаваро был профессором математики Падуанского университета, того самого, в котором преподавал Галилей. Помимо своих академических обязанностей в геометрии и математике, пишут Джузеппе Кастанетти и Мишель Камерота (Castagnetti,  Camerota, 2000, стр. 627), главным фокусом интересов Фаваро была история науки, о которой он написал более пятисот статей и несколько книг. Углубляясь в историю науки, Фаваро сконцентрировал свои усилия на изучении истории Падуанского университета, а позже, на исследовании научного наследия главной знаменитости университета Падуи – Галилео Галилея, уточняют Кастанетти и Камерота. (Castagnetti,  Camerota, 2000, стр. 628) Исследованиям научного творчества Галилея Фаваро посвятил двадцать собственных книг.

     При скрупулезной подготовке книги о Галилее, Фаваро внимательно исследовал существующие рукописи и документы Галилея в нескольких архивах и библиотеках. Он установил, что существующие издания работ Галилея не удовлетворяли академическим критериям. Даже самое последнее на тот момент издание трудов Галилея, которое было названо «первым полным изданием», было неполным и содержало множество ошибок. Фаваро обнаружил, что во многих случаях текст Галилея исправлялся, цифры пропускались или изменялись. Фаваро жаловался, что издатели «не принимали во внимание ход рассуждений Галилея, чтобы достичь в рассуждениях определенной правды». Они игнорировали предварительные рассуждения Галилея и публиковали только окончательную версию его идей и трудов, цитируют Фаваро Кастанетти и Камерота (Castagnetti,  Camerota, 2000, стр. 629).

     Фаваро пришел к заключению, что необходимо новое издание работ Галилея, его подход заключался в том, чтобы опубликовать действительно полное собрание трудов, переписки, черновиков и документов Галилея (Castagnetti, Camerota,  2000, стр. 628). Фаваро начал готовить публикацию  полного собрания сочинений и архива Галилея.

     В 1881 году Фаваро опубликовал несколько фрагментов астрологических штудий Галилея на итальянском языке в периодическом издании «Mente e Cuore», это произошло за десять лет до того, как он начал публикацию научного наследия Галилея. Мы приводим цитаты из очерков Фаваро, опубликованных  в 2003 году на английском языке в журнале «Культура и космос» – «Culture and Cosmos».

     Фаваро (Favaro, 2003, стр. 9) пишет: «если бы сто лет или около того, тому назад, кто-нибудь предположил что Галилей был последователем юдициарной астрологии, то, без сомнения, он был бы обвинен в кощунстве» (попутно заметим, что очерк был опубликован в 1881 году, но и в 2009 году положение дел не изменилось). «Тем не менее, прилежный современный критик»,  – продолжает Фаваро, –

 

был бы неудовлетворен искусственностью взглядов, изложенных в первых биографиях Галилея. Тщательно исследующий его архивы, с огромным уважением относящийся ко всему, что принадлежало этому священному гению, не желающий разрушить его образ, нашел бы свидетельство того, что высокопарная фраза, написанная Винченцо Вивиани на мемориальной доске его дома – Вилле дель Аморе, посвященной «inanis artis genethliacae perpetuo insecta-tori» – «вечному преследователю пустого искусства астрологии» – была ничем иным, как бессовестной ложью.

 

     Очевидно, что Галилей, занимая должность «математика» в Падуанском университете, преподавал астрологию и составлял гороскопы своим студентам. Фаваро приводит в своем очерке несколько гороскопов, составленных Галилеем.  В рукописях же Галилея содержится  25 гороскопов на 48 страницах, вплетенных в 81 том его архива (Shea, 2007, стр. 8), некоторые из них снабжены подробным описанием событий жизни натива и прогнозами.  

     Фаваро также обнародовал тему переписки Галилея со своим коллегой, итальянским астрологом из Вероны, Оттавио Бренцони. Ею была юдициарная астрология. Галилей и Бренцони обсуждают вопросы, связанные с астрологическими техниками,    и Галилей консультируется с Бренцони в тех случаях, которые вызывают у него сомнения. Сохранились только письма Бренцони, до сих пор неопубликованные.  Фаваро пишет и о том, что к Галилею обращался кардинал Алессандро д’Эсте за составлением гороскопа, причем это было сделано в таких выражениях, будто бы в этой просьбе не было ничего необычного: просьба о составлении гороскопа сопровождалась приложенным временем рождения (Favaro, 2003, стр. 12): «По этому вопросу, господин, обязанность, которую я возлагаю на вас, в обмен  на удовольствие, получаемое мной, будет таким же большим, как и уважение, которое я испытываю  к вашим способностям».

     Фаваро опубликовал четыре гороскопа из всего материала, имеющегося в его распоряжении, а также фрагменты переписки Галилея с его «клиентами», в частности, письмо венецианского патриция Джованни Франческо Сагредо, близкого друга Галилея, в котором Сагредо просит Галилея «составить гороскоп на основании присланной даты» (Favaro, 2003, стр. 13). Эта информация позволила Фаваро сделать следующий вывод: «не остается никакого сомнения в том, что Галилей не только занимался астрологическими вещами, но и имел репутацию человека очень искусного в этом предмете, настолько, что даже важные персоны обращались к нему за составлением для них гороскопов и прогнозами в доверительной манере». (Favaro, 2003, стр. 13)

  

Астрологические заработки Галилея

 

В

 приведенном  в начале данной публикации фрагменте статьи Сурдин утверждает, что Кеплера заниматься астрологией заставляла нужда, Галилей же для заработка организовал «мастерскую по изготовлению телескопов», то есть  у него не было необходимости зарабатывать с помощью астрологии.  Этот тезис можно рассмотреть таким образом, что Кеплер, «не веря» в астрологию, занимался ею лишь для заработка (то есть, был мошенником?) или же, занятия астрологией были столь постыдными, что заниматься ею можно было только в условиях крайней нужды.

     Галилею же, следуя логике В. Сурдина, не нужно было искать астрологических заработков, так как его кормила мастерская по изготовлению телескопов.

     Фаваро (Favaro, 2003, стр. 13) пишет, что в исследуемых им рукописях он нашел записи Галилея, о его ежедневных расходах и доходах. «Среди этих записок», – говорит Фаваро, – есть те, которые относятся к периоду жизни Галилея в Падуе, где Галилей записывает доходы от частных лекций, и среди них, относящихся к 1603 году, мы находим:

 

1 января от сиятельного г-на Швейница per sortem      L 116.12

28 февраля … от его брата per sortem                                  60

2 марта от г-на Лербака per sortem                                       60

22 октября от г-на Максимиллиано за г-на Кристофоро

и Марка Штеттнера  per sortes                                             120  

 

«С первого раза, когда я увидел это», – пишет Фаваро, – «я начал сильно подозревать, что за словами per sortem прячется чистая и простая юдициарная астрология, но утверждать подобное, опираясь только на эти частности, я не мог, поскольку вопрос был очень серьезным…»  Однако, разбирая бумаги Галилея, Фаваро обнаружил, что они содержат гороскоп Кристофора Штеттнера, начерченный рукой Галилея. Фаваро приходит к выводу, что во время пребывания в Падуе, Галилей получал оплату за расчет гороскопов, которые использовались студентами, слушавшими его курс, как публично, так и приватно.      Слово «per sortem[4]» среди своих значений имеет и следующее: «за жребий», «за судьбу», что подтверждает, за что именно были получены деньги: конечно же, за гороскопы.

Поппи указывает, что суммы в 60-70 лир, которые Галилей получал за свои астрологические консультации, были достаточно высокими, поскольку дневной заработок рабочего в то время был равен одной венецианской лире. (Poppi, 2003, стр.51)

 Таким образом, очевидность свидетельствует, что Галилей занимался астрологией исходя из своих служебных обязанностей (пост профессора математики в университете Падуи), а также и личного интереса, а астрологические консультации, которые давал Галилей, и получение денег за эту работу не были вызваны исключительно материальной необходимостью.    

 

                                                             Первый процесс против Галилея: дело «об астральном фатализме» 

 

 

П

ротивостояние Галилео Галилея и инквизиции всегда приводилось историками науки как пример непримиримой оппозиции между наукой и церковью. Легендарная фраза Галилея: «А все-таки она вертится!», – была иллюстрацией несломленного духа ученого, вынужденного пойти на уступки, но все же не отказавшегося от своих научных убеждений, а именно от гелиоцентрической системы Николая Коперника. 

     В период нахождения на папском престоле Иоанн Павел II неоднократно делал заявления о том, что католическая церковь готова пересмотреть свое отношение к делу Галилея. В 1992 году Ватикан официально признал, что инквизиция в 1633 году совершила ошибку, силой вынудив ученого отречься от теории Коперника,  и в настоящее время готовит публикацию всех документов, касающихся «дела Галилея», чтобы провести полную реабилитацию ученого. (). Ватикан планирует воздвигнуть памятник ученому, а также примет участие в научной конференции, посвященной Галилею, пишет Оуэн (2008).     

     «Дело Галилея» – это процесс, который состоялся в 1633 году и касался воззрений Галилея, связанных с коперниканской системой мира. ( этой целью в 1810 г. документы, относящиеся к делу Галилея, были изъяты из папского архива в Риме и доставлены в Париж, – описывает И. Р. Григулевич (1985)  

Finocchiaro, 2005), однако ни Ватикан, ни историки науки не упоминают о том, что процесс 1633 года был не первым делом инквизиции в жизни Галилея.

     Впервые «дело Галилея» рассматривалось судом инквизиции в 1604 году. Документы первого «дела Галилея» считались утерянными до тех пор, пока их не обнаружил в 1990 году францисканский монах, отец Джузеппе Антонио Поппи в архиве Сартори в Падуе (Poppi, 2003, стр. 49). Галилею было предъявлено обвинение в «астральном фатализме» (Poppi, 2003, стр. 49).

     О своих находках Поппи сделал доклад на юбилейной конференции в университете Падуи, который был опубликован газетой La Reppublica 22 июня 1992 года, а позже, в 1993 году, он обнародовал архивные документы в своей книге Cremonini, Galilei et gli Inquasitore del santo a Padova.

     Поппи опубликовал протоколы слушания Венецианским отделением священной канцелярии дела «об астральном фатализме» против Галилео Галилея. В ходе этих заседаний были заслушаны свидетельства Сильвестро Паннони против Галилея – математика университета Падуи, который, по словам Паннони, неоднократно «составлял гороскопы в своем доме  для разных людей и давал предсказания на основании этих гороскопов». (Poppi, 2003, стр. 50) Паннони называет людей, некоторых из них по именам, для которых Галилей рассчитывал астрологические карты, одна из этих карт позже была обнаружена в архивах Антонио Фаваро, также как и записи о том, что Галилей брал за них деньги (Poppi, 2003, стр. 51). Паннони утверждает, что жил в доме Галилея в течение восемнадцати месяцев и был свидетелем многих разговоров о гороскопах. (Poppi, 2003, стр. 52) Также Паннони утверждает, что Галилей редко посещает храм, не ходит к мессе, а вместо этого навещает некую венецианку по имени Марина[5].

     При перекрестном допросе Паннони сказал, что он никогда не слышал, чтобы Галилей плохо отзывался о вере, и делает вывод, что Галилей – человек верующий, но плохой христианин (Poppi, 2003, стр. 53).

В результате этого слушания, был вынесен вердикт, доведенный до сведения ректоров Падуанского университета. Университет, в свою очередь, проинформировал правительство Венеции о том, что:

 

Галилей, лектор математики, обвиняется в том, что он утверждал, что звезды, планеты и небесные влияния определяют события, и в том, что он живет как еретик: обвинение предельной серьезности.

 

(Источник: Венеция, Государственный архив, Сенат, Обычное

обсуждение, Рим, (1604), файл 26).

 

 

       Нам неизвестно, были ли применены к Галилею какие-либо административные или иные меры, однако Поппи утверждает (Poppi, 2003, стр. 51), что и после этого инцидента Галилей продолжал заниматься юдициарной астрологией, хотя, видимо, стал более осторожен в своих домашних делах, поскольку из его записей исчезают слова  per sortem.   

 

                                                                      Спутники Юпитера и гороскоп Козимо Медичи

 

В

 1610 году Галилей, с помощью наблюдений за небом в телескоп, открыл четыре спутника планеты Юпитер. Это открытие Галилей подробно изложил в своем труде Sidereus Nuncius – «Звездный вестник» (Галилей, 1964). Марио Бьяджиоли, автор книги «Галилей – придворный: научная деятельность в культуре абсолютизма», опубликованной в 1993 году, пишет, что «эта небольшая книжка… имела обширную и выдающуюся историю, и радикально изменила жизнь и научную карьеру Галилея» (Biagioli, 1993, стр. 103) 

     Галилей назвал новые планеты «светилами Медичи», или «планетами Медичи», или «звездами Медичи» и посвятил свое открытие великому герцогу Тосканскому Козимо II Медичи. Публикация «Звездного вестника» разительно изменила социальный статус Галилея: из профессора математики, получавшего небольшое жалование и подчинявшегося университетской дисциплине, он  превратился в придворного философа, свободного от обязанностей преподавателя, получавшего вознаграждение, сравнимое с оплатами самых высоких придворных. (Biagioli, 1993, стр. 104)

     Марио Бьяджиоли пишет, что Козимо II Медичи принял посвящение Галилея в связи с тем, что Юпитер играл главную роль в недавно созданной мифологии семейства Медичи.  Юпитер был изображен на гербе Козимо I, основателя династии, а «звезды Медичи» были представлены как символ потомства Козимо I. (Biagioli, 1993, стр. 89).

     «Звездный вестник» увидел свет 8 марта 1610 года. Вот что пишет Галилей в своем посвящении Козимо II Медичи (Галилей, 1964):

 

Но мы, светлейший государь, можем возвестить твоему высочеству нечто гораздо более надежное и удачное (курсив мой, К.Д.); действительно, едва лишь на земле начали блистать бессмертные красоты твоего духа, как на небе яркие светила предлагают себя, чтобы словно речью возвестить и прославить на все времена выдающиеся добродетели. И вот они — четыре звезды, сохраненные для твоего славного имени, и даже не из числа обычных стадных и менее важных неподвижных звезд, но из знаменитого класса блуждающих; вот они с удивительной быстротой совершают свои круговые движения с неравными друг другу движениями вокруг благороднейшей других звезды Юпитера, как бы родное его потомство, и в то же время в единодушном согласии совершают великие круговые обходы вокруг центра мира, то есть самого Солнца, все вместе в течение двенадцати лет. А что я предназначил эти новые планеты больше других славному имени твоего высочества, то в этом, оказывается, убедил меня очевидными доводами сам создатель звезд.

 

     Марио Бьяджиоли  указывает (Biagioli, 2003, стр. 67), что Галилей утверждает, будто звезды Медичи «открылись» ему после восхождения к власти Козимо Медичи: «Едва лишь на земле начали блистать бессмертные красоты твоего духа, как на небе яркие светила предлагают себя, чтобы словно речью возвестить и прославить на все времена  выдающиеся добродетели». Козимо II начал править в 1609 году, а Галилей открыл «звезды Медичи» в феврале-марте 1610 года, то есть Галилей утверждает, что между этими событиями, безусловно, есть нерушимая связь.

     Четыре звезды, кружащие вокруг Юпитера – это Козимо Медичи и три его брата, благороднейшая звезда Юпитера – символ Козимо I и рода Медичи, и не Галилей открыл эти звезды, а «сам создатель звезд» открыл их Галилею.

Связь, существовавшая между между Галилеем и Козимо предопределила (курсив мой. К.Д.)  это открытие: (Biagioli, 2003 стр. 67)

  

  

Рис. 1.  Герб Медичи. Флоренция, Пьетро Чечонелли, 1623. 

 

Внутри венка изображены четыре спутника Юпитера, открытые Галилеем.  Юпитер – в центре.

Экспонат выставки «Под звездой Медичи» / Under the Medicean Star.

Special Collections,

990 Memorial Library University of Wisconsin 

 

 Галилео Галилей - астролог. Герб Медичи

 

 

 

 

 

 

   «Бог всеблагой и всевеликий пожелал, чтобы твои славнейшие родители не сочли меня недостойным того, чтобы я ревностно занялся делом передачи твоему высочеству математических наук; вот уже примерно четыре года прошло с тех пор, как я выполнил это в то время года, когда обычно вкушают покой после более суровых занятий. В этом мне прямо божественно удалось послужить твоему высочеству, и я до такой степени воспринял вблизи лучи невероятного твоего милосердия и благосклонности, что не удивительно, если мой дух настолько воспламенился, что я днями и ночами почти о том только и думаю, чтобы, будучи под твоим господством не только духом, но и природой и самым рождением, показать себя страстнейше желающим твоей славы и наиблагодарнейшим по отношению к тебе? Раз это так, то, поскольку я под твоим водительством, светлейший Косьма[6], исследовал эти звезды, неизвестные всем предшествующим астрономам, я с полным правом решил посвятить их августейшему имени твоей фамилии. Если я первый нашел их, то кто меня будет по праву упрекать в том, что я дам также им и имя и назову Медицейскими звездами? Надеюсь, что от этого названия этим светилам прибавится столько же достоинства, сколько другие принесли прочим героям. Действительно, если я даже умолчу о светлейших твоих предках, о вечной славе которых свидетельствуют памятники всех историй, то одна лишь твоя слава, величайший герой, может придать этим светилам бессмертие имени. Кто может усомниться в том, что как бы велики ни были ожидания, которые мы возбудили счастливейшими предзнаменованиями твоего правления, ты не только их поддержишь и сохранишь, но даже на очень большую величину превысишь? Побеждая других, тебе подобных, ты, тем не менее, соревнуешься с самим собой и с каждым днем становишься больше и сам, и с твоим величием» (Галилей, 1964).

     Однако Бьяджиоли (Biagioli, 2003, стр. 66)  привлекает наше внимание к еще одному фрагменту из «Звездного вестника»: Галилей убеждает Козимо II в том, что это открытие было сделано неслучайно, и что Козимо обладает всеми качествами, приписываемыми планете Юпитер, обращаясь к его гороскопу:

 

Юпитер, говорю я, Юпитер, с первого появления твоего высочества, уже выйдя из волнующихся туманов горизонта, занимая среднюю ось неба, освещая восточный угол и свои чертоги, наблюдает с высочайшего этого трона счастливейшее рождение и изливает в чистейший воздух весь свой блеск и величие, чтобы всю эту силу и мощь почерпнуло с первым дыханием нежное тельце вместе с духом, уже украшенным от бога благороднейшими отличиями.

(Галилей, 1964)

 

Астрологическое значение этого фрагмента таково: Юпитер в гороскопе рождения занимает Середину неба (среднюю ось неба) и аспектирует асцендент (восточный угол),   который находится в  доме Юпитера (и свои чертоги) т.е. в Стрельце или Рыбах.

   В приведенном отрывке нет упоминания даты рождения Козимо, поэтому, исходя из текста, мы можем предположить, что:

 

     если восходит Стрелец (которым управляет Юпитер), то Юпитер на МС находится в Весах, а если восходят Рыбы (второй дом Юпитера), то Юпитер на МС будет в Стрельце.

       

    Джузеппе Риджини (Righini, 2003, стр. 60-61)  пишет, что к рукописи «Звездного вестника», были прикреплены два чертежа гороскопов,  которые составил Галилей,  однако они были без даты. Эти гороскопы находились среди набросков вида Луны, которую Галилей наблюдал в телескоп. Анализ положения планет и астрологических домов в найденном гороскопе позволило Риджини определить дату рождения натива: 12 мая 1590. Это совпало с датой рождения Козимо II Медичи.

  

 

Рис. 2 Гороскоп Козимо II Медичи,                              Рис. 3 Гороскоп Козимо II Медичи,

рассчитанный Галилеем                                                рассчитанный современной компьютерной программой 

  

 

  

Галилео Галилей - астролог. Гороскоп Козимо II  Медичи

Галилей. Гороскоп Козимо Медичи

 

В этом гороскопе восходит Стрелец, его управитель – Юпитер расположен в Центре Неба в Весах, таким образом, он занимает в данной карте главенствующее положение. Юпитер образует гармоничный аспект трина к Марсу и Сатурну в соединении с куспидом 7-го дома карты, а также секстиль к асценденту.  (Kollerstrom, 2003, стр. 40)

     Галилей в Sidereus Nuncius приводит традиционный перечень качеств Юпитера, которыми, по его мнению, обладает и Козимо II Медичи:

В самом деле, подобно тому, как эти звезды, как бы достойные порождения Юпитера никогда не отходят от его боков, разве лишь на самые малые расстояния, так ведь — кто этого не знает? — твое милосердие, снисходительность духа, приятность обращения, блеск царственной крови, величие действий, обширность авторитета и власти над другими — все это выбрало местопребывание и седалище в твоем высочестве, а кто, повторяю, не знает, что все это исходит из наиболее благоприятствующего светила Юпитера согласно велению бога, источника великих благ?

(Галилей, 1964)

 

 

  Очевидно, что даже в столь широко известном тексте Галилея, как «Звездный вестник», присутствует явная, совершенно нескрываемая астрологическая информация, и, более того, в текст включено описание гороскопа Великого Герцога Тосканского Козимо II Медичи, который был рассчитан Галилео Галилеем.  

 

Астрология Галилея против астрологии Кеплера

 

В

 статье «Почему астрология – лженаука»  В. Сурдин утверждает, что Галилей и Кеплер имели полярно противоположное миросозерцание, а потому «рациональный ум Галилея не принимал мистических построений Кеплера. Глубокий знаток той эпохи, профессор Н.И. Идельсон пишет, что «для Галилея не существует астрология, столь понятная Кеплеру».  И далее Сурдин рассуждает:

 

«В одном письме от 21.05.1611 Галилей тонко иронизирует над астрологами, рассуждая, например, о том, «влияли» или нет на жизнь землян те спутники Юпитера, о самом существовании которых никто не знал, пока Галилей их не открыл. В общем, как мы видим, хотя замечания Галилея о небесных „влияниях“ не всегда оказывают честь его научной проницательности (как в случае с приливами), но зато уж совершенно однозначно указывают на его полное неприятие астрологии.  Галилей объявил войну средневековым доктринам; он не мог допустить в основание своих знаний ничего таинственного. Так рождалась современная наука».

 

     Рассмотрим эти утверждения, обратившись к письму Галилея, которое упоминает В. Сурдин. Этому письму предшествовали вопросы, связанные с открытием Галилеем четырех спутников Юпитера. В письме британского посла в Италии сэра Генри Уоттона королю Якову, приложенному к экземпляру книги Галилея Sidеrius Nunсius,  говорится, что новые маленькие планеты, открытые Галилеем, должны воздействовать на Юпитер, воспринимающий их влияния: «Поскольку качество новых планет может привести к изменению юдициарной части[7]». (Edwards, 2003, стр. 85) Этот вопрос, спустя год, в 1611, был задан Галилею его другом из Ватикана Пьеро Дини: если «звезды Медичи действительно существуют, как можно установить их влияние?»

     В своем ответе  Пьеро Дини от 21 мая 1611 года Галилей подробно рассматривает этот вопрос (Edwards, 2003, стр. 85-95).

     Точка зрения Галилея состоит в том, что реальное существование новых звезд неотделимо от того, что, как и Юпитер, эти звезды должны проявлять влияния. Галилей говорит, что для подтверждения того, что новые звезды действительно существуют, необходимо  проводить астрологические исследования: изучая примеры прошлого, тщательно исследуя конфигурации малых лун Юпитера, исследователь сможет подтвердить, как они работают.

     В этом пункте Галилей действительно расходится с Кеплером в его воззрениях на астрологию. Кеплер писал в своем письме Галилею в 1610 году, что поскольку новые луны не могут заметно отделиться от Юпитера, наблюдаемого с Земли, то, поэтому, они не могут проявить никакого «влияния», если только не иметь в виду обитателей планеты Юпитер. (Edwards, 2003, стр. 85-86)   

     Кеплер писал, что поскольку планеты действуют через аспекты, а аспекты – это расположения, сформированные через углы, образованные в центре Земли или в центре глаза, то маленькие звезды находятся слишком близко к Юпитеру, чтобы иметь возможность воздействовать на это.[8] (Edwards, 2003, стр. 95) «Очевидно, – пишет Кеплер,– что эти четыре новые планеты были учреждены преимущественно не для тех, кто живет на Земле, но несомненно для юпитерианских существ, которые живут вокруг Юпитера» (Edwards, 2003, стр. 95).

     Галилей в своем письме Дини подробно рассуждает о том, что малое тело не менее эффективно действует, чем большое, что значение соловья и его воздействие на нас никак не меньше, чем гуся, хотя гусь и больше по размеру и т.п. Но затем он переходит к научному (в рамках современного ему понимания) объяснению воздействий планет. Здесь мы приведем пространный отрывок из письма Галилея, в котором он дискутирует по поводу эффективности «звезд Медичи»:

          «И возвращаясь к пункту, касающемуся неэффективности, приписываемой планетам Медичи из-за их малого размера, я добавлю то, что мне случилось говорить недавно одному астрологу в Риме. Он сказал, что те, кто практикует искусство, не принимают во внимание какие бы то ни было звезды третьей величины и меньшие; после длинной и окольной речи я спросил его, почему они придают такое грандиозное влияние звездным туманностям, и он ответил, что они производят большое влияние,  замутняя видение, запутывая интеллект тех, у кого в натальных картах они были зловеще расположены. Тогда я ответил ему, как тогда он может говорить, что малые звезды третьей величины не воздействуют, ведь то, что позже было мной открыто, что туманные звезды не являются какой-то отдельной звездой, как верили раньше, будто одна отдельная звезда закрыта чем-то, как-то более плотная часть неба, которая размывает и преломляеет ее свет, но является массой совсем малых звезд, меньших, чем третьей величины, но даже шестой и десятой. Он молчал, и противоположно обычаю тех, кто ведет споры, не для того, чтобы достичь правды, но чтобы за ними осталось последнее слово, он успокоился и казался удовлетворенным.

     Теперь я добавлю к этому, что если это правда, как эти  астрологи и  многие философы утверждают, что звезды работают через действие lumine et motu, через свет и движение[9], и дальнейшее верно, что больший свет действует более эффективно, то из этого следует, что скорость движения и быстрота и частота соединений дают большее преимущество перед вялым опозданием тех, кто движется медленно, и если это так,  то влияние четырех новых планет должно быть более энергичным, их существование обеспечено такими быстрыми планетарными периодами, что самое медленное завершает свое обращение вокруг Юпитера немногим меньше, чем за шестнадцать дней, а самое быстрое менее чем за два дня. Чего им недостает в связи с малым светом, может быть компенсировано быстротой движения. А если взять свет всех четырех, то он будет эквивалентен половине света Сатурна, но они, в противоположность ему, в тысячи и тысячи раз быстрее его. Итак, как много они могут добавить и изменить к эффектам Юпитера (имея в виду, конечно, что мы считаем его первичным среди этих пяти тел), то это может быть узнано из будущих наблюдений, а в настоящее время существует как догадка, Так как четыре звезды находятся сейчас в соединении, сейчас в разъединении, сейчас  все восточные, сейчас все западные, сейчас некоторые правые, некоторые левые, сейчас все или некоторые директные, сейчас по противоположности ретроградные, сейчас полны в свете, а сейчас затемнены и затменны, все эти вариации меняются день ото дня.

     Но если кто-то будет настаивать, отрицая влияние, что свет небесных тел, которые производят влияния, не достигает [Земли], говоря, таким образом, что движение без света не производит эффекта, я, прежде всего, спрошу, какой свет имеют такие места в небесах, где нет ни одной звезды, нет никакого собственного света, как в случае асцендента, середины неба, жребия фортуны, и всех тех мест, которые астрологи двигают с помощью дирекций, и авторами которых, по их мнению,  без единой звезды, производящей воздействия, которые наступают, они являются. Более того, звезды под горизонтом не должны оказывать никакого действия, поскольку их свет не достигает нашего полушария, или, что же, их сила велика настолько, чтобы проникнуть сквозь небесный глобус? Тогда множество звезд южных небес  следует отбросить. Кроме того, кто может сказать, что свет планет Медичи не достигает Земли? Можем ли мы теперь считать наш глаз мерой излияния всех светов, таким образом, что если образ светящегося объекта не является чувствительным для нас, то поэтому мы заявляем, что его свет не достигает [нас][10]». (Edwards, 2003, стр. 92-95).   

     Как мы видим из этого отрывка, аргументация Галилея вполне астрологическая и в рамках этого диспута и Кеплер, и Галилей являются новаторами, однако каждый в своей области: Кеплер придает первостепенное значение взаимодействию между планетами посредством аспектов, Галилей же, доказывая реальность «влияний», апеллирует в первую очередь к традиционным концепциям действия света и скорости планет, однако считает, что невидимые невооруженным глазом открытые им небесные тела, могут оказывать «влияния» на события и людей, живущих на Земле.

     Оба ученых ведут спор в рамках астрологической терминологии и астрологических значений об астрологических «влияниях». Это спор не астролога-мистика (Кеплера) и ученого, отрицающего астрологические доктрины (Галилея), но спор двух астрологов, апеллирующих к разным астрологическим концепциям, стоящих на разных астрологических базах. В этом смысле мы можем принять высказывание профессора Н.И. Идельсона, которого цитирует В. Сурдин, что «для Галилея не существует астрология, столь понятная Кеплеру».  Да, для него существует другая астрология, гораздо более традиционная, чем астрология Кеплера[11]. Это подтверждает и астрологический анализ техник, применяемых Галилеем, который включает старинные арабские методики, такие, против которых выступал Кеплер, стремившийся очистить астрологию от того, что он  называл «суеверием и арабским колдовством» (Negus, 1987).

 

Гороскопы семьи Галилея

У

 

 Галилея было трое детей: две дочери и сын, которые родились в результате его внебрачных отношений с венецианкой Мариной Гамба. Поскольку дочери Галилея были незаконнорожденными, он не мог их выдать замуж, а потому ему бы пришлось всю жизнь содержать их, что было дорого. Галилей принял решение поместить обеих дочерей в монастырь (Van Helden).

       Мария Целестия дочь Галилея                                                       

  

 В рукописях Галилея, опубликованных Фаваро (Favaro, 1964-66)  находятся гороскопы дочерей Галилея: Вирджинии (1600-1634) и Ливии (1601-1659). Гороскопы сопровождают небольшие заметки, тносительно характера обеих  его дочерей.    Николас Коллерстром (Kollerstrom, 2003, стр. 103) предполагает, что Галилей построил и проанализировал  гороскопы дочерей, обдумывая свое решение об их будущем.

     Галилей начал предпринимать попытки устроить дочерей в монастырь, когда им было 13 и 14 лет.  Относительно старшей дочери, Вирджинии, принявшей в монастыре имя Марии Целестии, Галилей (Galileo, 2003, стр. 102) пишет:

 

     «О привычном образе действий Вирджинии.

    

Начнем с того, что Меркурий и Луна находятся в отдельных местах, не имеют аспектов, но имеют определенную вражду, и это указывает на противоречие между рациональной и чувствительной силами души. Меркурий слишком силен и он находится в знаке, которым управляет, в то время как Луна очень поражена и находится в знаке подчиняющемся и владычествующим над семейными отношениями.

Сатурн здесь означает жесткие привычки и склоняет к упорному и жесткому поведению с оттенком ядовитости. Это смягчается благожелательным влиянием Юпитера, счастливо соединенного с Меркурием аспектом секстиля и исправляет это. Это дает ей возможность вынести трудности и беды, но также делает ее одинокой, молчаливой, скупой, ревностной по отношению к своим преимуществам, но не всегда выполняющей свои обещания.

  

Рис. 5.  Гороскоп Вирджинии, рассчитанный Галилеем                                Рис. 6. Гороскоп Вирджинии, рассчитанный современной программой  

  

 

 

                                                                    

ГАлилео Галилей. Гороскоп дочери Вирджинии

                         Вирджиния Галилей

  

Счастливое Солнце наделяет некоторым личным авторитетом и благородством характера. Восходящая Спика еще добавляет очарования и религиозного чувства, а нахождение в Весах, в человеческом знаке, дает смирение и мягкость, благородное поведение в отношении других.

Что касается ее интеллекта: Меркурий, будучи в достоинстве со многими аспектами вместе с Юпитером, предрекает мудрость, благоразумие и человечность. Благоприятный и сильный Сатурн особенно помогает ее памяти. Восходящие Весы, со множеством планет,  благоприятствуют покровительству…» 

  

  

В отношении гороскопа Ливии, Галилей (Galileo, 2003, стр. 102-103) пишет:

 

«О привычном образе действий Ливии

Меркурий и Луна находятся в знаках отделенных друг от друга и во вражде, что указывает на определенный разлад между рациональной силой и жизнью чувств, в то время, как очень счастливый Меркурий преодолевает пораженность Луны и, таким образом, чувствительная часть становится подчиненной рациональной части.

 

 

Рис. 7. Гороскоп Ливии, рассчитанный Галилеем                                                                                    Рис. 8. Гороскоп Ливии, рассчитанный современной программой

 

Галилей. Гороскоп Ливии

 

 

 

 

Способы действия Меркурия: как сигнификатор этой карты, он в соединении с Юпитером, и в счастливом секстиле с Венерой, таким образом передает элегантность стиля и похвалу других.

Спика также предшествует Меркурию, указывая на красоту и религиозность, острый ум, даже если она выглядит послушной и благоразумной, это не непреложно. Она может заниматься многими вещами, и поэзией, и математикой, без проблем со здоровьем, и будет открытой с другими людьми.

Ее способности: угловой Меркурий восходит, это проявится в сильных способностях управлять всеми чувствами, а Юпитер в соединении даст знания и щедрость, и простоту, и человечность, и эрудицию, и  благоразумие. Секстиль к Венере, тем не менее, указывает, что она будет работать с увлечением и покажет милость в религиозных чувствах и возвышенные моральные привычки. Она будет опасаться участвовать в плохих делах, Луна в хорошем положении, дает чувство удобства и защищенности от плохих действий, она поддерживает, защищает других в моральном смысле».

     Приготовления к отправке дочерей в монастырь заняли у Галилея несколько лет, в 1613 году ему удалось устроить их в монастырь, благодаря поддержке кардинала Барберини, так как дочери были еще слишком юны (Van Helden).

 

 

  

  

  

  

  

  

  

      

 

 

 

 

  

  

Собственный гороскоп Галилея

 

В

 1980 году Национальная библиотека Флоренции опубликовала  гороскопы самого Галилея, сохранившиеся в его рукописях.  Ноэль Свердлов (Swerdlow, 2004,  стр. 135) указывает, что обычно датой рождения Галилея считают 15 февраля, однако гороскопы Галилея построены на 16 февраля. Изучая эти карты, Коллерстром  (Kollerstrom, 2004) приходит к выводу, что гороскопы Галилея являются единственным источником точного времени его рождения, а Дебора Хоулдинг (Houlding, 2004) исследуя эти гороскопы, приходит к заключению, что Галилей ректифицировал время своего рождения, используя формальный метод уточнения времени рождения, изложенный в «Тетрабиблосе» Птолемея (Птолемей, стр. 90) и получивший в Средние века название «анимодара» (Улугбек, 1994 стр. 81).

  


 

Галилео Галилей, собственный гороскоп

 

                                                                                                       Рис. 9. Собственные гороскопы Галилея,  рассчитанные им самим

 

     Представленный материал демонстрирует, что Галилей использовал астрологию не только в своих служебных целях, но и для личных семейных нужд.

 

Источники, использумые В. Сурдиным  для статьи «Почему астрология – лженаука»

 

П

оскольку в данной статье мы рассматриваем только те рассуждения В. Сурдина, которые относятся к его оценке работ Галилея, то и анализ источников, которые использует этот автор, будет касаться только этой тематики.

 

Статья В. Сурдина опубликована в 2000 году в научно-популярном журнале «Наука и жизнь». В 2005 году эта статья была перепечатана журналом «Скепсис».[12]

     Во фрагменте книги «Астрология и наука», опубликованной в 2007 году,  касающемся Галилея, никакие новые источники не приводятся.

     К рассматриваемой нами теме из приведенной В. Сурдиным библиографии лишь косвенно относится работа Н.И. Идельсона «Галилей в истории астрономии», датируемая 1943 годом. Однако эта работа не является специально посвященной теме, которую можно было бы кратко назвать «Галилей и астрология». Мы отдаем себе отчет в том, что такую тему в этот период было бы невозможно объективно обсуждать: как известно, начиная с ноября 1917 года, в Советском государстве существовала цензура. Она была официально отменена 27 декабря 1991 года, Законом Российской Федерации  «О средствах массовой информации», прямо запретившим цензуру[13].

Ни одного источника на русском языке, предметом исследования которого была бы тема занятий Галилеем астрологией, Сурдин не использует, что неудивительно, таких источников попросту не существует.

Обратимся к иностранным источникам.

     Ко времени первой публикации статьи Сурдина (2000 год)  научной общественности, историкам науки и, в особенности, астрономам должны были  быть известны и публикации Фаваро, впервые осуществленные в начале ХХ столетия и многократно переиздававшиеся, книга Томаса Куна (Kuhn, Thomas S.) The Copernican Revolution, опубликованная в 1957 году, а также работы многих других исследователей, приведенные в списке ссылок к данной статье.

     Единственная ссылка, которую дает Сурдин на зарубежный источник, говоря: «Нередко указывают, что даже Кеплер и Галилей отчасти были астрологами» – это 4-х страничная статья авторов De Robertis, Michael M.; Delaney, Paul A. “The Roots of Astrology versus Science Education”, посвященная проблеме того, почему люди верят в астрологию и что могут сделать работники образования, чтобы отвратить их от этого. Авторы считают, что стандартный ответ – усиление научного образования недостаточен, астрология отвечает неким нуждам, и необходимо понять, каким именно.    

     Как мы видим, хотя этот источник принимает во внимание современные подходы к истории науки, однако не связан напрямую с темой Галилея и астрологии.

Анализ источников, используемых В. Сурдиным в статье «Почему астрология – лженаука» свидетельствует об отсутствии должного научного уровня для написания раздела об астрологической работе Галилео Галилея.

 

Позиция  В. Сурдина, как ученого

 

С

урдин (2007, стр. 21) пишет, что он сделал попытку классифицировать взгляды своих коллег на астрологию. Он выделяет семь различных позиций: академическую, консервативную, демократическую, футуристическую, отстраненную, реалистическую и рыцарскую. Сам он относит себя к представителям «рыцарской» позиции, формулируя ее таким образом: «Ученый не имеет права молчать, если знает истину. Он обязан сообщить ее обществу, которое для этого его кормит. А уж как истина будет воспринята обществом – это не наше дело. Вероятно, разными людьми она будет воспринята по-разному. Но, по крайней мере, те, кто доверяет науке, увидят, что она готова себя защищать от шарлатанов, маскирующих свой промысел под истинную  науку» (Сурдин, 2007, стр. 22). «Доверие и уважение к науке добыто нелегким трудом многих поколений до нас. Мы не имеем права их транжирить и спокойно смотреть, как разного рода бизнес и пустословие рядятся «под науку». Свою позицию мы отстаиваем, но никому ее не навязываем», – продолжает В. Сурдин.

     Выше мы упомянули, что Сурдин включил в книгу «Астрономия и наука» весь фрагмент, касающийся Галилея, практически без изменений, таким, каким он был опубликован в его статье «Почему астрология – лженаука». Но все же небольшое изменение есть, вот абзац, который он добавил: «Как мы видим, в вопросе об астрологии Галилей и Кеплер не разделяли взгляды друг друга: если Галилей отвергал ее в принципе, в любой форме (курсив мой, К.Д.),  то Кеплер надеялся найти в ней рациональное зерно, которое поможет ему понять причину мировой гармонии». (Сурдин, 2007, стр. 54)

Приведенный фрагмент свидетельствует о том, что автор относится к той категории ученых, которые не только цензурируют исторический материал в угоду своим концепциям, но и идут на прямую фальсификацию фактов, пользуясь, говоря его же словами «доверием и уважением к науке, [которое] было добыто нелегким трудом многих поколений до нас». Напомним, что В. Сурдин является ответственным секретарем специальной комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных данных.

 

Заключение

М

атериалы,  приведенные в нашем исследовании, основаны на анализе подлинных документов архива Галилея, и являются прямым документальным подтверждением того, что Галилей занимался астрологией в течение всей своей научной жизни. Занятия астрологией были его профессиональной обязанностью, как профессора математики Падуанского университета, также Галилей активно занимался астрологией в рамках своей частной практики. Эти занятия были столь интенсивными, что вызвали недовольство со стороны инквизиции и послужили причиной первого дела против Галилея со стороны церкви. Астрологические консультации не были вызваны исключительно материальной необходимостью, но служили для Галилея и источником важной личной информации для принятия решений.

     Очевидно, что тема занятий Галилеем астрологией является цензурируемой в Российской научной среде. Необъективные и искаженные представления о личности Галилея и его занятиях навязываются широкой публике, дабы создать ложное представление о науке, ее истории и личностях, ее творивших. Исследования историков науки, результаты  которых не совпадают с устоявшейся в современной науке точкой зрения, а также личными предубеждениями представителей Специальной комиссии по борьбе с лженаукой, замалчиваются и игнорируются. Даже в тех опубликованных на русском языке текстах, где присутствует астрологическая информация (Галилей, Галилео, 1964) она либо не распознается, ввиду незнакомства исследователей с базовыми астрологическими знаниями, либо игнорируется.  

     Трудно не согласиться с Патриком Карри (Curry, 2005, стр. 266), который утверждает:

 

«Историку самому необходимо пройти через астрологический опыт, опробовав его истину в действии, на практике безо всякого post hoc «достижения после свершившегося факта или причины»: дисквалификации такого опыта как метафизически, идеологически или лично неприемлемого.

     Если такой опыт невозможно пройти, то он или она должны обратиться за помощью к равноценному опыту и выработать привычку использовать его.

     Если сохранились гороскопы астролога(ов), историк должен быть знакомым или иметь достаточный опыт в астрологии, которая является предметом исследования, чтобы следовать им и прояснить их (но заметьте, что только одно это условие недостаточно, хотя и желательно, для получения результатов в исторических исследованиях, которые я защищаю)».

  

     Очевидно, что методология исследований в области истории науки требует значительных изменений, главное изменение должно коснуться предубеждения ученых, которые анализируют исторический материал. Без этого невозможно создать объективные портреты ученых прошлого, а также понять процессы, явления и комплекс идей, которые сопровождали рождение современной науки, как, впрочем, и тенденции развития науки в будущем.

 

Продолжение следует

 

 Ссылки:

 

Biagioli, Mario, 1993. Galileo, Courtier. The Practice of Science in the Culture of Absolutism. Chicago, The University of Chicago Press 

 

Biagioli, Mario, 2003 An Astrologico-Dynastic Encounter, Culture  and Cosmos, Volume 7,  Number 1, Chapter 6, pp.65-71, ed. Kollerstrom, Nicholas.

 

Castagnetti, Giuseppe, Camerota, Michele, 2000. Science in Context. Cambridge University Press, 13, pp.  627-631.

 

Curry, Patrick, 2005. The historiography of astrology: a diagnosis and a prescription, in K.von Stuckrad, G. Oestmann and D. Rutkin (eds.), “Horoscopes and History” (Berlin and New York: Walter de Gruyter, 2005) 261-74.

 

Edwards, Michael, 2003. Galileo’s Letter to Piero Dini, Rome 21 May 1611. Culture and Cosmos, Volume 7 Number 1, Chapter 8, pp.85-95, ed. Kollerstrom, Nicholas.

  

Favaro, Antonio, 1881. Galileo astrologo secondo documenti editi e inediti, in Mente e cuore, 8, pp. 99-108

 

Favaro, Antonio, 1964-66 ed. Archive of the episopal court of Padua. Printed in Le Opere di Galileo Galilei, Edizione Nazionale, 20 vols. (Florence: 1890-1909, reprinted 1929-39 and 1964-66), vol. 19, p. 218

 

Favaro, Antonio, 2003. Galileo, Astrologer. Culture and Cosmos, Volume 7, Number 1, Chapter 1, pp. 9-19, ed. Kollerstrom, Nicholas

 

Finocchiaro, Maurice A., 2005. Retrying Galileo, 1633–1992. Berkeley, Los Angeles, London. University of California Press.

 

Galilei, Galileo, 2003. Galileo’s Horoscopes for his Daughters. Culture and Cosmos., Volume 7, Number 1, Chapter 10, pp. 101-105, trans. Mirti, Grazia, ed. Kollerstrom, Nicholas.

 

Houlding, Deborah (2004) Notes on the chart. Приложение к Kollerstrom, Nicholas, 2004-2. Galileo’s astrology 

http://www.skyscript.co.uk/galchart.html проверено 7.11.2009

 

Kollerstrom, Nicholas, ed. 2003. Galileo, astrologer. Culture and Cosmos, Volume 7, Number 1, Chapter 1, p. 9-19.

 

Kollerstrom, Nicholas, 2004-1. How Galileo Dedicated the Moons of Jupiter to Cosimo II de Medici, Proc. of 4th INSAP Conference, Oxford, Ed. N. Campion, Bristol 2004, pp. 165-181.

 

Kollerstrom, Nicholas, 2004-2. Galileo’s astrology, цит. По http://www.skyscript.co.uk/galast.html  проверено 7.11.2009

 

Kuhn, Thomas S., 1957. The Copernican Revolution. New York: Random House. Vintage Books, 1957,  рр. 93-94.

 

Negus, Kenneth, G., 1987. Kepler's astrology, Eucopia Publications, Princeton, N. J. цит. по http://cura.free.fr/docum/15kep-en.html  (проверено 4 ноября 2009).

  

 Vatican seeks to rehabilitate Galileo Galilei http://www.timesonline.co.uk/tol/comment/faith/article5238365.ece#  проверено 15.10.2009

 

Poppi, Antonio, 2003. On Trial for Astral Fatalism: Galileo Faces Inquisition. Culture and Cosmos, Volume 7, Number 1, Chapter 4 pp. 49-58, ed. Kollerstrom, Nicholas.

 

Righini, Guiseppe, 2003. Galileo’s Horoscope for Cosimo II de Medici. Culture and Cosmos, Volume 7, Number 1, Chapter 5 pp.59-63-58, ed. Kollerstrom, Nicholas.

 

Shea, William R., 2007. Galileo now and then or pick your own Galileo, University of Padua. Draft of paper to be discussed at the Conference, HPD1, Center for Philosophy of Science, University of Pittsburgh, 11-14 October 2007. http://philsci-archive.pitt.edu/archive/00003558/01/Pittsburgh_26_Sept_073.doc  (проверено 27 сент. 2009)

 

Swerdlow, Noel, 2004. Galileo's Horoscopes, Journal for the History of Astronomy. May, vol. 35, part 2,  pp. 135-141.

 

Van Helden, Albert, “The Galileo Projecthttp://galileo.rice.edu/ (проверено 4.11.2009)

 

Галилей, Галилео, 1964. Звездный вестник (1610). Избранные труды в двух томах, Том 1. Перевод и примечания   И. Н. Веселовского,  Изд-во Наука, Москва. Цит. по:

http://naturalhistory.narod.ru/Person/Srednevek/Galiley/Zw_vestnik.htm   проверено 5.11 .2009

 

      Григулевич, И. Р., 1985 "Инквизиция. Перед судом Истории" 3-е изд.- М.: Политиздат. Цит. по http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000092/st003.shtml

(проверено 24.10.2009)

  

Идельсон Н.И., 1943. Галилей в истории астрономии.  В сб. Галилео Галилей. Под ред. акад. А. М. Деборина. — М.-Л.: Изд-во АН СССР.

 

Птолемей, Клавдий. Тетрабиблос. Пер Хлуновской, без вых. данных.

 

Улугбек, Мирзо, 1994. О других действиях со звездами. Пер. Ашрафа Ахмада. Стр.81-112. Ташкент, Абдулла Кодирий номидаги халк мероси нашриёти.

 

Сурдин,  Владимир Георгиевич, 2007.  Астрология и наука. Серия: Наука сегодня. Век 2, Фрязино.



[2] Все приведенные в данной статье цитаты переведены с английского языка Каринэ Диланян

[3] Антонио Фаваро (1847–1922)– историк науки и исследователь наследия Галилея, подробнее о нем см. данную статью. К.Д.

[4] I sors, sortis f [sero I]
1) жребий C, L; pl. палочки, служившие для метания или вытягивания жребия (sortes miscere C; sortes in hydriam conjicere C): s. alicujus exit C (excidit L) жребий выпадает кому-л.; aliquid revocatur ad sortem C о чём-л. бросают жребий (прибегают к жеребьёвке); sortem ducere C etc. тянуть или бросать жребий; provincias in sortem conjicere L распределять провинции по жребию; extra sortem C не прибегая к жеребьёвке; caeca sorte H по воле слепого случая; sortes extenuatae или attenuatae L уменьшившиеся в объёме таблички с предсказаниями (что считалось дурной приметой);
2) (тж. s. oraculi L) оракул, изречение оракула, прорицание (sortes per carmina dictae H): sortes Lyciae V прорицания Аполлона Ликийского;
3) часть, доля, участие (praedae V, O): in nullam sortem bonorum natus L родившийся без права на долю в имуществе; s. prima первенец (Saturni O);
4) удел, участь, судьба, предназначение (humana L; futura V; s. est sua cuique ferenda Man): s. suprema H кончина, смерть;

Большой латинско-русский словарь, по материалам словаря  И.Х. Дворецкого (К.Д.)

[5] Речь идет о девице по имени Марина Гамба, с которой жил Галилей, и которая родила ему троих детей (К.Д.)

[6] Так транскрибирует это имя переводчик «Звездного вестника»  И.Н. Веселовский (К.Д.)

[7] Т.е. к изменению астрологических доктрин.

[8] Письмо Кеплера опубликовано в Stillmann, Drake, Galileo at Work, Chicago 1978,  стр. 246 (К..Д.)  

[9] Подробно концепция воздействия небесных тел через свет и движение изложена у Роберта Гроссетеста (1175—1253) в его трактатах «О свете, или начале форм», «О сфере»  см. Роберт Гроссетест. Сочинения. Параллельный текст на русском и латинском языках. Под редакцией А. М. Шишкова и К. П. Виноградова. М.: URSS, 2003. (К..Д.)  

[10] Здесь Галилей дискутирует с античными представлениями о зрении, в которых глаз и лучи света, испускаемые объектом, являются равными участниками в формировании образа объекта. См. работу С.И Вавилова «Глаз и солнце». Издание девятое. Издательство "Наука", Москва, 1976 г.

[11] Мы отсылаем читателей к статье Bernadette Brady: “Four Galilean Horoscopes: An Analysis of Galileo’s Astrological Techniques” 2003, Culture and Cosmos, Volume 7 Number 1, Chapter 12, pp. 113-144. Ed. N. Kollerstrom в которой подробно анализируются астрологические техники, применяемые Галилеем. 

[12] http://scepsis.ru/authors/id_112.html

[13] Подробно от истории цензуры в России см. ↑  Жирков, Геннадий Васильевич. Цензор цензоров // История цензуры в России XIX—XX вв. Учебное пособие. Москва Аспект пресс, 2001. 358 с.

 
[ www.astrol.ru | Телефоны: (495) 392-7606, (495) 710-1007 | Контакты ] [0.01209 сек.]
   
 


Яндекс цитирования